ПроектыЗакрыть

Обладательница серебряной медали на Олимпийских играх в Лондоне штангистка Светлана Царукаева в интервью специальному корреспонденту агентства «Р-Спорт» Алене Шиловой заявила, что даже травма не могла заставить ее отказаться от выступления на Олимпиаде, где спортсменка завоевала серебряную медаль.

24-летняя Царукаева вспомнила и свою первую Олимпиаду в Пекине, на которой потерпела поражение и с трудом справилась с собой, чтобы идти дальше. В ближайшее время штангистке необходимо сделать операцию на колене, а уже в марте 2013 года она надеется выступить на чемпионате Европы, который будет началом нового пути к следующим Олимпийским играм.

Хруст в колене

  - В Лондон вы ехали бороться за золото, но, очевидно, что с такой травмой (повреждение мениска) и серебряная медаль (в категории до 63 кг) — успешный результат 

- Все ошибки были из-за травмы. Поэтому нельзя себя винить, наказывать в моральном плане, потому что результат, показанный мной с травмой, даже очень хороший. Я довольна медалью, на которую, откровенно говоря, никто уже не рассчитывал, но судьба мне улыбнулась, хоть как-то вознаградила меня за труды. Тот результат, что я, сжав зубы, смогла выдать - процентов 70 того, что наработано годами. Из Лондона я уезжала с чувством благодарности судьбе. Хочу поблагодарить личного тренера (Казбека Золоева), главного тренера (женской сборной Солтана Каракотова), руководство и президента федерации (Сергея Сырцова) за то, что они, зная о моих проблемах с ногой, поддерживали и верили в меня. Частично я их ожидания оправдала. Сейчас мне нужно прооперировать ногу и буду дальше работать. Надеюсь, что хорошо пройдет и операция, и реабилитация, я снова войду в спортивную колею, и как ни в чем не бывало начну готовиться к следующему старту.

-    Вылетая в Лондон, вы реально понимали, что существует риск того, что, возможно, вообще не получится выступить?

-    Да, риск был. И в плане того выступлю или нет. Я не знала, на что рассчитывать. К примеру, один день я могла тренироваться, а на следующий нога не давала ничего делать. Тренер меня спрашивал, я сказала, что как пойдет на разминке, так и будем делать. Естественно, я настраивалась до последнего терпеть и бороться. По разминке мы определились, сколько будем начинать. Порвав 100, я сказала, что за 106 зацепимся, а там уже будем бороться, как мы и сделали. Эти 112, которые я вырвала в третьем подходе, дали мне шанс попасть в призы. Уже было понятно, что на толчок мне надеяться не стоило, потому что изначально травма произошла в этом упражнении, и преодолеть эту травму и боль было сложнее.

-    Как говорил ваш личный тренер Казбек Золоев еще полгода назад, победой на чемпионате мира (с мировым рекордом) вы всем все доказали и дополнительные проверки были бы лишними. Но вам пришлось бороться за путевку на ОИ на чемпионате России в Саранске (в конце мая)... Травма случилась в тот момент?

-    Я понимаю (Марину) Шаинову как спортсменку (соперница Царукаевой по категории). Хорошо, что ей дали шанс отобраться, но это было не в мою пользу. Потому что, да, травма, которая дала о себе знать на Олимпиаде, случилась именно на чемпионате России, на втором подходе на 137 кг. А потом уже окончательно я ее добила буквально через две недели на сборах.

-    Какие-то серьезные веса?...

-   Нет, это был совсем незначительный вес, произошел небольшой хруст, на который я не обратила внимания. Но мы учли этот хруст, сделали обследование, которое не показало ничего серьезного, поэтому мы и серьезных мер сразу не предприняли. А когда уже я совсем ничего не могла делать, мы решили сделать обезболивающее, для которого нужно было разрешение, а для разрешения подтверждение - обследование МРТ. Проведя все это уже в Лондоне, мы сделали сильное обезболивающее, которое хоть как-то позволило мне вступить в борьбу.

-    Все равно через боль приходилось выступать?

-    В момент выступления боль была, но терпимая. На первом упражнении меня почти ничего не тревожило, но опасения и подстраховка были, потому что это так просто не уберешь, это камуфляж, который обезболил, а суть - поврежденный мениск и что могло произойти в любой момент, никто не знал. Я рада, что не ухудшилось состояние. После выступления я пришла в олимпийскую деревню, меня осмотрел врач Сергей Архипов, он был рад и вдвойне меня поздравил – и с медалью, и с тем, что я не усугубила свое положение. Он ожидал худшего, думал, что нога будет в два раза больше.

-    После чемпионата России у вас случилась травма. Получается, не стоило на тот момент выступать в такой ситуации конкуренции и борьбы за путевку?

-    Я была запаханная, под нагрузкой. И вообще я думала, что мне не придется в Саранске по максимуму выдавать, но не потому, что недооценивала соперницу, а потому, что думала: победой и результатами на чемпионате мира заслужила место в команде. Но не так просто все оказалось. Когда я увидела заявочные, поняла, что мне надо отстаивать свое место в сборной и тогда уже включила все. Подумала: раз так надо, пусть так будет. Думаю: докажу и еще помост почувствую. На тот момент я ничего негативного в этом не видела, понимала, что правильно другому человеку тоже дать шанс. Это сейчас понятно, что если бы не травма, которая там произошла, в Лондоне все было бы хорошо. Да, помост почувствовать надо было, но перед таким ответственным стартом как Олимпиада не стоило так по максимуму выкладываться.

-    Тяжеловес Руслан Албегов тоже сказал, что его сильно вымотал этот отбор на Олимпиаду, у него даже срывы были, и пройти отбор оказалось сложнее, чем подготовиться и затем выступить в Лондоне.

-    Я думаю, что это приходит с опытом. Ни одна Олимпиада никогда не будет эмоционально не напряженной. Потому что это очень ответственные соревнования, которые бывают раз в четыре года. Как спортсмены, так и тренеры, и руководство делают все, чтобы собрать медали по максимуму. Поэтому если у кого-то есть сомнение относительно спортсмена, он должен убедиться, что выбрал действительно лучшего. Чемпионат России был для этого. Руководство и тренеров в этом плане тоже можно понять. Если бы в моей категории не было претендентов, я бы выступила процентов на 90, максимум, как планировалось  - помост почувствовать. И мне этого было бы достаточно, потому что я была запаханная. У меня как раз был силовой этап подготовки.

Соперничала сама с собой

-    Все-таки не было мысли отказаться от идеи выступления, с учетом серьезности травмы? Если бы не получилось, могли бы не простить, что не рассказала про травму, команду подвела… Хаджимурату Аккаеву пришлось смириться, когда ему фактически принудительно сделали операцию уже в Лондоне.

-    У Хаджимурата травма очень серьезная, он ходить уже не мог. Мне тоже ходить было больно, но ситуации вообще разные. Я могла хоть что-то делать, и когда ехала в Лондон, даже не подозревала, что у меня мениск порван. День я могла тренироваться, потом три вообще не могла. Это очень настораживало. Но раз я могла, сказала себе, что не сдамся просто так. Понимаете, я очень много сделала, чтобы поехать на Олимпиаду, много труда вложила. Отказаться можно было бы в том случае, если бы на разминке в день соревнований я бы не смогла упираться. Бывало такое, что на тренировке разминаешься до 90 кг нормально, а потом как отключилась - и все, хоть морально-волевые, хоть какие качества включай, не поддается, замкнуло в колене - и не можешь ничего. Только в таком случае я бы отказалась. А так если болит, но дает что-то делать, я бы не отступила ни за что. А Хаджимурат?.. Все отнеслись с пониманием, что он не выступал, потому что здоровье важнее. А Олимпиада у него еще будет, следующая. Эта ситуация Хаджимурата… Очень тяжело это все. И не дай бог испытать такого.

-    А по ходу подготовки, за несколько недель до Олимпиады не думали сказать – «нет»?

-    Такого не было. Хотя недели за три уже явно было, что колено не дает нагружаться. Я как-то старалась держать себя в тонусе. Иногда спину подкрепить на тренажере. Какие могла упражнения, делала.

-    С учетом всего этого, какие были ожидания от выступления в Лондоне?

-    Подсознательно у меня было какое-то приятное предчувствие. Может быть, это от того, что эмоционально я к этой Олимпиаде подошла «трезвее», чем к Пекину (где Царукаева получила нулевую оценку). Это опыт, года, а там эмоционально я была загружена. (Майя) Манеза (Олимпийская чемпионка, без борьбы выигравшая категорию до 63 кг в Лондоне)? Соперничества с Манезой в Лондоне не было. Я понимала, что соперничаю не с ней, а сама с собой, преодолевая свою боль. Дальше буду планировать, что я восстановлюсь, и тогда, естественно, хочется в борьбе еще раз выиграть, доказать, как на чемпионате мира, что она не такая Манеза, чтобы у нее нельзя было выиграть, будь я в хорошей форме.

-    После чемпионата России вы говорили, что главное будет психология на Олимпиаде, как выразились тогда - «подружиться с головой». Это оказалось не главным в итоге?

-    Даже в моей ситуации это оказалось главным. Если бы допустим, я поникла, сказала, что у меня все болит, начала бы себя жалеть, результата бы не было. А я держалась оптимистом. Даже когда тренер нервничал и понимал, что это все может закончиться провалом, я просто молчала. Солтан Османович (Каракотов, главный тренер женской сборной) говорит – «что ж ты его (Золоева) куражишь» (улыбается). Сама старалась не поддаваться эмоциям. В любом деле, сохраняя трезвую голову и хладнокровие, результат получишь лучше. От того, что ты будешь паниковать, нервничать, ты сразу себя процентов на 30 отодвигаешь от цели. Сейчас уже такой опыт, что с точки зрения психологии я по нескольким фразам человека могу определить, готов он бороться или морально сдал. Это когда говорят – дух сильнее тела. Может быть масса большая, силы много, но если дух слабеет, это на результате сказывается. Бывает наоборот, когда дух крепкий, но здоровье не позволяет, но даже в таком случае твоя внутренняя сила поможет тебе в решающий момент. Если тело не позволяет и дух ослабнет, тогда вообще завал (смеется).

Значит, должна была уехать из Лондона с медалью

-    Вы своим духом, видимо, соперниц напугали. Наверняка все были в шоке от весов, которые заказывала Царукаева и от того, как тяжело они вам давались.

-    Знаете, как было обидно, что на такие веса с таким бешеным настроем приходится идти, зная, что для тебя, по сути, при хорошем состоянии это разминочные веса. Поэтому настраиваясь на такие веса, ты должен думать не о весах, а о том, что тебе нужно это поднять, и все. Реакция соперниц? Манеза была рядом со мной в разминочном зале, и в рывке она ничего не заметила. А когда я 110 толкала, в ее глазах какое-то удивление было, она не поняла, что происходит (улыбается). Хотя если бы я была в форме, в рывке я бы тоже оторвалась от нее гораздо больше. Турчанки еще были рядом, я слышала их разговоры, они не ожидали такого... и почувствовали себя лидерами. Когда узнала, что у меня серебро… поблагодарила всевышнего. Значит, я должна была уехать с медалью с этой Олимпиады.
-    Вы видели свои фото с выступления? Напряжение просто невероятное…

-    (улыбается) Да, заметно, что мне непросто приходилось настраиваться на подход, на вес, мне еще надо было стиснуть зубы, чтобы преодолеть боль. Потому что когда начинаешь движения - эта боль давала о себе знать, и надо было сконцентрироваться не на боли, а на упражнении, а это вдвойне надо преодолеть себя, поэтому с дополнительным напряжением к штанге подходишь. Наверное, поэтому Всевышний сказал, что надо за терпение и старание вознаградить ее.

-    Если сравнить ваш победный чемпионат мира и эту Олимпиаду, от какого старта морального удовлетворения больше?

-    Конечно, от чемпионата мира, потому что это была первая моя золотая медаль на взрослом международном помосте. Я всегда была рядом, но не на вершине. Но олимпийская медаль ни с чем не сравнима, это что-то особенное, совсем другое. Серебро на мире и на Олимпиаде – это две совершенно разные вещи. Олимпиада проходит раз в четыре года, все к ней стремятся. Мотивация к чемпионату мира у меня была сильная, потому что это был отбор на Олимпиаду, а сами Олимпийские игры были смыслом всего. Чемпионат был одной из ступеней, а вершина должна была быть на Олимпиаде. Но спорт, травмы… Я рада, что я вообще была на пьедестале.

Царукаева старалась не вспоминать Пекин-2008

-    Груз прошлой Олимпиады давил? (в Пекине Царукаева была лидером своей категории, но не справилась ни с одним подходом, получив нулевую оценку)

-    Даже не знаю, как ответить, потому что я всегда старалась не вспоминать о ней. Сразу негативное настроение появляется. Сейчас?.. Уже полегче, хотя из своей жизненной истории это не сотрешь. Просто я сделала выводы (пауза). Вот сейчас меня все спрашивают – что же с Надей (Евстюхиной, которая в Лондоне была лидером в категории до 75 кг и получили нулевую оценку)…

-    И что же случилось с Надеждой?

-    Все то же, что и с остальными. Даже с нашим уважаемым Давидом Адамовичем (Ригетом, главным тренером мужской сборной России), с легендой тяжелой атлетики. Все люди, и никто от этого не застрахован. Просто нужно сделать выводы, и все. Конечно, человека такая ситуация может сломать. Не каждый достойно это все выдержит. Даже Надя спросила: Света, как ты выжила?... Я говорю: я верю в тебя, ты сильная девочка, ты тоже достойно это перенесешь. Она держится бойцом. Если сравнивать, как я тогда себя чувствовала и вела… Надя себя держит достойнее. У меня была истерика, я долго не могла прийти в себя. Месяца два-три я была не в лучшем состоянии.

-    Света, что с вами случилось в Пекине?

-    Столько лет спустя я могу рассказать, что и как было. Я была лидер тогда. Объявили, что не будет главной соперницы, китаянки, и журналисты начали подогревать ситуацию. Был такой груз… Не взяв эту золотую медаль, тебе никак нельзя возвращаться в Россию. И ты сама этого хочешь, это мечта всей твоей жизни. Многие говорили тогда, объясняя мою неудачу, что я не спала, очень переживала перед выступлением... Так вот, все это было далеко не так. В этом плане все было хорошо.

-    Обычно это самая распространенная версия, что человек перегорел...

-    В моем случае этого не было. Единственное, что я, наверное, расслабилась, зная, что у меня нет соперничества, я лидер, и мне ничего не стоит выиграть эту Олимпиаду. И когда я пришла на разминку, все было спокойно, до меня еще было много подходов. Я начала делать разминку, а потом как-то времени оказалось мало. То есть я рву 100 кг, мне сразу ставят 104, я их роняю, и уже кричат, что мне надо на помост бежать. Видимо, эта суета сказалась, у меня паника появилась, потому что я разминочный не рву, а мне уже сломя голову бежать, не отдохнувши. Было такое чувство – что делать, куда бежать? Это выбило меня.

-    А со второго подхода исправиться нереально было?

-    Неопытность еще. К примеру, сейчас на соревнованиях, если первый подход не вырвала, я знаю, как себя собрать, как настроиться, чтобы подойти к следующему весу и забыть про предыдущий. Тогда опыта не хватило, чтобы собраться на следующий подход. На тот момент для 21 года было слишком большое давление, что я должна взять золото. Если вернуться сейчас на четыре года, наверное, я бы просто чуть-чуть пораньше начала разминку. Я люблю хорошо, конкретно размяться и самое главное для меня даже в жизни – я не люблю торопиться. Когда человек торопится, он обязательно забудет что-то важное. Хладнокровие в суете пропадает.

-    Та неудача закалила характер?

-    Я была бы гораздо счастливее, если бы выиграла ту Олимпиаду, а на этой была бы второй. Но звезды тогда не сошлись, чтобы это случилось, либо меня нужно было проучить в какой-то мере, чтобы я закалилась и еще проявила себя не раз. Скорее всего, что-то такое было. Воспринимаю это как урок. Может, я бы выиграла и перестала заниматься. А тут мне показали, что я должна работать, доказывать и еще съездить на Олимпиаду.

Любовь к Конфуцию и желание стать хирургом

- Вы обычно учите стихи на сборах. В Лондоне было не до того?

- Да, в Лондоне было чем заняться (улыбается). Но вообще я ставлю себе задачу выучить стих на каждом сборе или прочитать книжку. Не всегда удается, но я себя заставляю. Любимые стихи? Бальмонт. Мне мама подарила эксклюзивную книжку «Лучшие собрания 20 века», там очень хорошие стихи, а еще «Великие мысли Шекспира», эту книгу хочется читать и читать. Из философов мне нравится Конфуций. Я уже многих достала с его изречениями (улыбается). В аспирантуре я сдавала философию, как это обычно бывает – достала не тот билет, ну ладно, думаю - буду умничать. Преподаватель начал валить меня вопросами, спросил, кого вы предпочитаете из русских философов, я говорю – никого. Он на меня возмущенно смотрит, а я говорю – я люблю читать Конфуция, и все вопросы были сняты (смеется). Не зная ничего по своему билету, я сдала на четверку.

- И как давно вы стали читать Конфуция?

- Один хороший человек лет пять назад мне посоветовал книжку «Суждения и беседы». Мне было 19. Он думал, что это уже по мне, сказал, что мне это нужно, и такими словами меня заинтриговал. Честно скажу, что сначала я ничего в этой книге не понимала, могла пару страниц по несколько раз перечитывать. Через пару лет начала читать книгу заново и сейчас уже понимаю, о чем идет речь (улыбается). Конечно, мне много времени понадобилось, но философия и психология сразу не поддаются. Если бы с азов начинать, было бы проще, а я сразу не с простого начала.

- Наши штангисты разрушают обывательские мифы о том, каким должен быть спортсмен…

- Сильный и тупой должен быть (смеется). В любом случае, если человек вышел на высокий уровень, то у него уже задатки не как у обычного человека. Я стараюсь и язык учить, и как-то развивать себя. На самом деле это правильно, потому что, нагружая мозги, отдыхают мышцы. Это удивительно, но на самом деле связано. Все бизнесмены, которые фитнесом увлекаются, эту связь почувствовали. Жизненная суета, работа напрягают мозги, а потом люди идут в тренажерный зал и разгружаются там. Я считаю, что у спортсмена голова должна быть холодная и уравновешенная, чтобы просчитать траекторию движения, сконцентрироваться и понимать, в какой момент сколько вложить усилий.

- Вы ведь еще и в аспирантуре учитесь?

- Да. Меня все спрашивают: зачем тебе педагогический институт? Все просто - я полжизни отдала спорту, а когда у меня будет время, захочу раскрыть себя еще в чем-то. Когда меня в детстве спрашивали, кем я хочу быть, отвечала - врачом. При этом на вопрос каким, мне теперь даже самой страшно, говорила – хирургом (смеется). Пока я хочу развивать себя в спорте, потому что мне это интересно. Мне нравится отдавать себя спорту и с точки зрения научной деятельности, потому что я все знаю на себе и мне не надо это откуда-то брать. Мне все это близко и понятно. В 2010 году, когда я не поехала на чемпионат мира, я очень много времени посвятила Ленинской библиотеке, собирала информацию, было очень интересно. Планирую и второе высшее получить. Пока это звучит нереально, но хотелось бы свою мечту осуществить, это - медицинский…

- То есть хирургом все-таки?!

- (смеется) Нет! Я хочу быть спортивным врачом.

Царукаева надеется выступить уже на чемпионате Европы

- А следующая Олимпиада в планах?

- Да, готовиться буду. Я никогда не загадываю, но стремлюсь. Стремление большое, желание еще больше. Буду поэтапно распределять свои подготовки. Уже после реабилитации будет понятно, начну я подготовку к чемпионату Европы или мира.
- Где планируете оперироваться?

-    Мы с тренером планируем сделать операцию в Германии. Она там дорогая, около 10 тысяч евро. Будем делать все возможное, чтобы организовать это, и чем раньше, тем лучше. Когда хожу, травма все-таки дает о себе знать. Поэтому лучше лишних испытаний не давать, чтобы осложнений не получилось. Говорят, что операция не сложная, проходит в два дня, интенсивная реабилитация потом недели две, а все вместе около месяца. Потом потихоньку буду нагружаться.

-    Если все нормально, к чемпионату мира следующего года будете готовы?

-    Не знаю... Я еще на чемпионат Европы хочу, в марте. Если логически рассудить, то можно подойти в хорошей форме. Смысл? Потому что я не устала, я же месяц сейчас отдыхала... а серебряную медаль мне подарили (смеется). Куда дольше отдыхать? Я в жизни ни разу больше недели не отдыхала, так что для меня это перебор.

-    Ваш тренер после Олимпиады сказал, что очень устал, морально вымотался...

-    Тренер вообще больше переживает. Я вижу это в его глазах. И в Лондоне больше переживал он. А у меня нет усталости, я уже отдохнула (смеется). После чемпионата мира я была выжатая, даже после чемпионата России, а сейчас я свежая. Всего ничего прошло с момента моего выступления, а у меня уже голод по тренировкам. За месяц-два очень сильно «проголодаюсь» и, может, это даже будет хорошо, потому что у меня никогда в спортивной карьере не было длительного отдыха. Надеюсь, что с новыми эмоциями и силами буду готовиться дальше.

-    Сейчас вы летите в Северную Осетию, будет встреча с руководством. На родине вы наверняка звезда?

-    Это громко сказано. Я рада, что популяризация тяжелой атлетики в Северной Осетии растет. Еще недавно с пессимизмом смотрели на это. Мне приятно, что и мое имя помогает развиваться тяжелой атлетике в Северной Осетии, и в России в том числе. Глава Республики звонил и министр спорта. Все рады, довольны. Я извинялась, потому что все ждали от меня большего… На родине не знали, что со мной и как.

В этой статье:

По теме:

Правила комментирования Обсуждение

    Правила комментирования ×

    Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

    Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

    Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

    Публикуются комментарии только на русском языке.

    Комментарий пользователя будет удален, если:

    • — пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, ущемляет права меньшинств, нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
    • — призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
    • — порочит честь и достоинство других лиц или подрывает их деловую репутацию;
    • — распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
    • — преследует коммерческие цели, содержит спам, рекламную информацию или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
    • — имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
    • — является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
    • — автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений («флуд»); — смысл текста трудно или невозможно уловить;
    • — текст написан по-русски с использованием латиницы;
    • — текст целиком или преимущественно набран заглавными буквами;
    • — текст не разбит на предложения.

    Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется неуважение к русскому языку, пренебрежение его правилами и нормами, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    При многократном нарушении правил комментирования возможность пользователя оставлять комментарии может быть заблокирована.





    MediaMetrics.ru

    Авторизация ×
      Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
      Регистрация ×
        Производя регистрацию на сайте, вы тем самым выражаете свое согласие на обработку и использование своих персональных данных
        Восстановление пароля ×
          Восстановление пароля ×
            Авторизация ×
            Произошла ошибка при взаимодействии с сервисом. Пожалуйста, повторите попытку.
            Авторизация ×
              Здравствуйте, ! Для завершения регистрации, пожалуйста, заполните поля:
              Авторизация ×
                Удаление подписки ×
                Вы уверены, что хотите удалить из отслеживаемого: